18:44 

Братская любовь — 17. День второй: Харумэ

Yueda
Название: Братская любовь
Автор: Yueda, бета: Lutaya и Daysie
Жанры: Слэш (яой), PWP, POV
Предупреждения: Изнасилование, принуждение к сексу, сомнительное согласие, инцест, твинцест, групповой секс, кинк, секс с использованием посторонних предметов
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Кто-то касается моей щеки, от чего по телу разливается сладость. Чертовски приятно. Тянусь за рукой, ластюсь к ней, а нежные пальцы играют, дразнят. Хочется облизать их. Облизываю, обхватываю губами и слышу довольный смешок. Мной довольны...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


17. День второй: Харумэ


— Закрытый перелом лучевой кости, вывих плечевого сустава и множественные ушибы, — говорит врач, а Тай хмурится.

Ещё бы ему не хмуриться, ведь это про Китори сейчас речь идёт. Да, устроил он нам сюрприз.

Этот дикий зверёныш, не разобравшись в ситуации, решил бежать. И допрыгался. Поскользнулся на мокрой земле, потерял равновесие, перелетел через бордюр и упал с трёхметровой высоты на камни. Дизайнерская находка, блин. Ещё когда этот проект утверждали, я говорил, что оттуда кто-нибудь когда-нибудь сверзится. Но нет, в саду обязательно должен быть искусственный водопадик. Никак же без него не прожить. Идиоты. Но самый большой идиот — это молодой охранник. Какого чёрта он ломанулся за пацанами? Этот сад сделан специально для того, чтобы элитки в нём гуляли, воздухом дышали. Куда бы они смогли отсюда убежать? Ну побегали бы, устали, замёрзли и пришли бы назад, заработав самое большее простуду. А сейчас один лежит с переломом и вывихом в палате мед отделения, а мы стоим возле двери. Доктор Хого — ворчливая бестия, которая трясётся над своими подопечными пуще птахи над птенцами, — нас не пускает.

— Как состояние? — спрашивает Тай.

— Стабильное, — отвечает доктор. — Но стационар минимум на месяц. Пациенту нужен покой.

Последние слова доктор выделяет с особой силой, давая понять, чтобы Таёдзэ ни на что не рассчитывал. И тот хмурнеет ещё сильнее. Я утешающе глажу брата по плечу.

— Навещать-то его можно?

— Можно, но сейчас он спит, — отрезает Хого и поворачивается к старшему. — Господин Сора, пожалуйста, курите в другом месте. В вашем распоряжении всё здание, а здесь уж извольте соблюдать порядки.

Раймэй скрипит зубами, но сигарету убирает. С Хого спорить бесполезно — он упрям, как сто чертей. Зато врач отменный.

— Ещё вопросы ко мне есть? — хмурится он. — А то пациенты ждут.

— Как дела у Огавы? — спрашивает Раймэй.

Всё-таки хоть он и циник, и скряга и вообще его убить иногда хочется, но о моделях он печётся искренне. Иначе не приехал бы сюда, узнав о несчастном случае.

— Гораздо лучше. Позвонки встали на место. Осталось только закрепить, а для этого нужны время и покой.

— Это хорошо. Держите нас в курсе дела, доктор Хого. Всего доброго.

Раймэй разворачивается и машет нам рукой, чтобы мы следовали за ним. И мы следуем. Вернее, поспеваем.

— Где-то здесь был мой кабинет, — бормочет старший брат, пробегая взглядом ряд дверей. — А, вот он.

Набрав свой универсальный, открывающий все двери пароль, Раймэй заходит в кабинет, мы входим следом.

Судя по обстановке, брат появлялся здесь чуть больше, чем никогда. Нагромождение коробок, офисные стулья, составленные один на другой, стопки книг, какие-то карты.

— Какого чёрта они устроили здесь склад? — рычит Раймэй, смахивая ящик с кожаного кресла и присаживаясь, и я не завидую этим неизвестным. — Ладно. С этим потом разберусь. Что там с сектой?

Мы с Таем не спеша берём себе парочку стульев из кучи, усаживаемся и начинаем рассказ. Брат слушает, курит, не перебивает. После того, как мы заканчиваем, он некоторое время ещё молчит.

— Любопытно, — наконец произносит он. — Значит, Стая в нас заинтересована? Это неожиданно приятная новость, такая крыша будет понадёжнее прочих.

Раймэй бросает окурок в пепельницу и смотрит на нас.

— Теперь насчёт Когена. По вашей версии выходит, что игру с ним затеял Ягура?

— Больше некому, — пожимает плечами Таёдзэ.

— Итак, предположим такой ход событий, — откидываясь в кресле, говорит Раймэй. — Ваш давний приятель Коген, желая вырваться из лап некогда любимой, но в последнее время разочаровавшей его секты, которая на самом деле является пристройкой Стаи, крадёт партию товара в надежде её продать, но, осознав глупость содеянного, в панике бежит и прячется в католической церкви. По чистой случайности отцом настоятелем этой церкви оказывается наш общий знакомый Ягура Тэккэн, у которого совсем недавно младший брат свёл счёты с жизнью после того, как я лишил его членства в клубе. И наш Ягура каким-то образом узнаёт, что Коген связан с сектой и знаком с вами. Как он это узнаёт?

Я пожимаю плечами, не зная, что предположить, и с надеждой кошусь на Тая. Может, у него есть идеи? Тот какое-то время молчит, хмурится.

— Возможно... — задумчиво говорит Тай, — на исповеди? Святые отцы, насколько помню, исповедуют людей. И Коген в растрёпанных чувствах...

— Сектант, поклоняющийся демону, исповедуется католическому священнику? — переспрашивает Раймэй.

А я киваю и говорю:

— Это, конечно, нужно уточнить, но на Когена вполне похоже. В студенческие годы он, помнится, успел поувлекаться и православием, и иудаизмом и искал себе покровителей, поэтому постоянно тёрся вокруг сильных и волевых. В частности, вокруг нас.

— Хорошо. Предположим, — соглашается старший. — Коген исповедуется, рассказывая все прегрешения своей жизни. Предположим, исповедуется именно Ягуре, а не кому-то другому. Таким образом Ягура узнаёт информацию и решает использовать Когена. Он накачивает его наркотиками, потом является ему и от имени демона приказывает к новому году внедриться в клуб, используя связи с вами. И Коген, обуреваемый рвением, бросается выполнять приказ. Вопрос: зачем Ягуре нужен этот бесполезный фанатичный элемент, если он сам вхож в клуб?

— Может быть, он не хочет марать руки? — предполагаю я.

— Может быть, — кивает Раймэй. — Но слишком много этих самых «может быть».

— Мы можем взять Ягуру в оборот, — говорит Тай. — Под пытками он расскажет всё.

— Нет, — отрезает Раймэй.

Мы с Таёдзэ недоумённо смотрим на него.

— Ягура Тэккэн — наш клиент, более того: член клуба. Между нами существует соглашение, и он как член клуба неприкосновенен.

— Какое к чертям соглашение, если он сам его нарушает? — возмущается Тай, а я сверлю старшего красноречивым взглядом.

— Это всё наши домыслы и предположения, — спокойно отвечает Раймэй. — Да, они логичны, но основаны на косвенных доказательствах. У нас нет полной информации, а значит — и полной картины.

— И что же ты предлагаешь делать? — спрашиваю я.

— Выжидать.

— Просто ждать?

— Выжидать, — терпеливо повторяет Раймэй.

Взгляд спокойный, холодный. Драконий. Этого дракона я знаю с детства. Он никогда не суетится, не спешит, может показаться, что он вообще ничего не делает. Он просто сидит, смотрит, выжидает. И как бы завистники, конкуренты и прочий сброд ни прыгали вокруг него, как бы ни старались стукнуть побольнее, прижать, наступить на хвост, последний удар всегда остаётся за ним. И этот удар безжалостно точен и сокрушителен.

— Что ж, братец, тебе виднее, — отступаю я, понимая, что ему, и правда, виднее.

Наш с Таем способ кажется мне более быстрым, решительным. Несколько часов — и проблема будет решена. Чутьё подсказывает мне, что мы правы, а оно никогда ещё не подводило. Но если мы проявим инициативу и надавим на Ягуру, информация об этом может просочиться и дойти до других клиентов, и доверие к нам пошатнётся. Так что политика старшего — выжидать, наблюдать, ждать удачный момент — пожалуй, самая верная. Не зря всё-таки именно он директор, а мы — его помощники.

— Ладно, стратегия ясна, — прерывает молчание Тай. — Следим и наблюдаем, вынюхиваем и собираем. Терпеть не могу. Ещё какие-нибудь указания будут?

— Пока нет, — качает головой Раймэй. — Идите отдыхать. Сегодня у вас был напряжённый день.

— Ок, — порывается встать Тай, но я останавливаю его.

— Постой, — подмигиваю ему. — Нужно решить ещё один вопрос.

Таёдзэ непонимающе косится, Раймэй выжидает.

Нет, этого дракона нам, конечно, не победить, но урвать часть сокровищ у нас всё-таки получится.

— Вопрос касается нашей элитки, которая по вине охранного персонала теперь будет недееспособна месяц, а может, и более.

Тай расплывается в улыбке и показывает мне большой палец. В глазах Раймэя что-то промелькивает, но «что» — не поймёшь.

— И как действующие члены клуба, — продолжаю я, — мы настаиваем на снижении взноса на пятьдесят процентов.

— Двадцать, — прищуривается Раймэй-дракон.

— Сорок, — торгуюсь я, чувствуя, что можно.

— Тридцать.

— Тридцать пять!

— Хорошо, — говорит последнее слово старший, и я понимаю, что в глазах у него дрожат искорки смеха.


Предыдущие главы:
День первый: 1. Китори, 2. Таёдзэ, 3. Китори, 4. Таёдзэ, 5. Китори, 6. Ханаки, 7. Харумэ
День второй: 8. Таёдзэ, 9. Харумэ, 10. Ханаки, 11. Таёдзэ, 12. Харумэ, 13. Ханаки, 14. Харумэ, 15. Таёдзэ, 16. Китори

@темы: слэш, ориджинал, миди, кинк, PWP, POV, NC-17

   

Сообщество Слэшеров-социопатов

главная