vinovatyi
Вы можете любить вещи, но вещи не могут любить вас... и в этом их основное преимущество!
Фэндом: Звёздный путь Дискавери
Пэйринг: Калбер/Стамец
Рейтинг:NC-17
Размер: Макси
Статус: в процессе
Глава 1 и полная шапка. Глава 2. Глава 3. Глава 4
Глава 5 Глава 6. Глава 7. Глава 8 Глава 9.
Глава 10. Глава 11. Глава 12
Глава 13. Глава 14. Глава 15 Глава 16. Глава 17. Глава 18

Глава 19


Полноценного отпуска для Стамеца, конечно же, в итоге не получилось. Теперь он был не просто капитаном — адмиралом, и называли его так отнюдь не за красивые глаза (хотя в их красоте и сложно было усомниться). И такое событие, как визит Основателя, Пол пропустить точно не мог.

— Да в порядке я! — Стамец оттолкнул руку Калбера с трикодером, нервно расправляя форменную куртку на увеличенном животе.
— Ты всегда так говоришь, — спокойно сказал Хью, продолжая сканирование, — точно ничего не болит?
— Насколько это вообще возможно в моем состоянии, — ответил Пол, раздраженно потирая поясницу.
— Тогда идем. Шатл Основателя пристыкуется через пару минут.

Они встречали гостя в стыковочном отсеке верфи в парадной форме и по всем правилам протокола. Стамец ощутимо волновался.
— Приветствую вас, Основатель, — сказал он первым, на правах старшего по званию.
— Приветствую, адмирал Стамец, — ответила копия Хью доброжелательно. — Приветствую, Хью.
— Приветствую, Основатель, — Калбер поклонился.
— Как идут работы? — метаморф сразу перешел к делу.
— Мы можем приступить к испытаниям в любой момент. Ваш навигатор готов? — сказал Хью.
— Да. Ворта Вайра. Она сейчас выйдет.
После этих слов Основателя из шатла действительно вышла девушка-ворт и приятно улыбнулась всем собравшимся.
— У них будет свой навигатор? — в мысленном голосе Стамеца звучала паника.
— Я не могу передать им своих, — спокойно пояснил Хью.
— То есть они просто ЗАБЕРУТ мою технологию и адаптируют ее под себя? — Пол практически кричал в собственной голове.
Калбер глянул на партнера и отметил, что, несмотря на внутреннюю панику и растерянность, тот сохранял спокойное и доброжелательное выражение лица. И подобная стойкость не могла не восхищать.
— Всё будет хорошо, дорогой, доверься мне, — сказал он и отправил по нервам Стамеца легкую волну нежности, ощутив, как его возлюбленный расслабляется.

Испытания прошли успешно. Генетически-модифицированная ворта оказалась таким же успешным навигатором, как сам Стамец. Основатель остался доволен и, забрав все необходимые носители информации, благополучно отчалил. Доминиону предстояла большая работа по налаживанию серийного производства кораблей со споровым приводом.

Челнок основателей отчалил, и Пол резко обернулся к Хью, посмотрев прямо ему в глаза. И взгляд его не обещал ничего хорошего.
— Ты. Отдал. Им. Технологию? — чеканя слова спросил Стамец.
Казалось, он готов был взорваться, и все офицеры, находящиеся на верфи, включая Бернем и Тилли, вжали головы в плечи, затихнув.
— Они взяли бы её в любом случае, — ответил Калбер, излучая спокойствие.
— Ты вообще знаешь, что они творят в своём квадранте?! — выкрикнул Стамец, сжав кулаки. — Это моя технология. И я. Создал. Её. Не для этого!
— А для чего? — теперь уже и Хью начинал злиться. Присутствовавшие при споре офицеры пожелали раствориться в воздухе, лишь бы не видеть зарождающегося гнева на тёмном лице. — По-твоему, твоя федерация хоть чем-то лучше? Доминион наводит порядок. Мы вернемся сюда, когда придёт время, и…
— Ты! — Пол сделал шаг в сторону партнёра, и наблюдающие за ними офицеры резко вдохнули. — Ты защитил три планеты… Ты. Ты выбрал их… Для меня. А остальных… Чёрт побери, Хью! Миколия спасена только потому, что я люблю грибы! А если бы я любил что-то другое? Всё остальное… Ты оставил им на растерзание целый квадрант… Ты подарил им технологию! Мою технологию!
Хью попытался жестом остановить этот яростный монолог, но ему не удалось.
— Они уничтожают целые цивилизации! — продолжал возмущаться Стамец. — Они подчиняют их…
— А теперь послушай меня, — сквозь зубы прошипел Хью так, что Пол проглотил следующую фразу. — Доминион не хуже Федерации с ее директивами! Доминион несёт порядок. И те цивилизации, которые готовы пойти на контакт, получают возможности для развития. Да, определённые жертвы есть… Но я был вынужден на них пойти…
— Определённые. Жертвы? — Стамец неверяще уставился на партнёра. — Ты говоришь о целых планетах, Хью!
— Доминион далёк от идеала, — Калбер примиряюще поднял руку. — Но он несёт организацию и равенство. А без организации люди занимаются только саморазрушением!
— Поясни, — Пол не выглядел успокоенным.
— Многие цивилизации проходили через отрицание необходимости организации, — попытался объяснить Хью. — Вся история Земли до создания федерации рассказывает о том, как люди, в своей жажде анархии, уничтожали собственный мир. И только сильное управление смогло вернуть человечество на путь развития. Однако и этот прогресс они смогли использовать лишь для того, чтобы вместо своего мира начать разрушать чужие. Доминион — это благо для гамма-квадранта. Пусть не высшее, но всё же благо. Без него планеты схлестнулись бы в междоусобных войнах, практически полностью истребив друг друга. Поверь, я видел это во множестве вариаций! Доминион пугает тебя только потому что ты — человек. Ты привык бояться любой организации. Тебе кажется, что она ограничивает. Но это не так…
Стамец стоял напротив партнёра, по-прежнему сжимая кулаки. Он понимал разумность слов Хью, но все равно не мог успокоиться.
— Ты мог хотя бы посоветоваться со мной? — тихо спросил он.
— Я даже не думал, что ты можешь оказаться против… — честно признался Калбер.
— А стоило бы подумать, — ответил Стамец, молча развернулся и быстрым шагом направился в сторону транспортерной.
— Почему это должно быть так сложно? — спросил Хью в пространство. Никто из офицеров не осмелился ему ответить.

Стамец не знал, куда ему деться. Даже «Дискавери» выглядел чужим. Ему казалось, что он попал в ловушку. Ноги сами принесли его к каюте экс-капитана Лорки. И, не долго думая, он вошел туда без стука.

Лорка обнаружился сидящим за столом с падом, как и в предыдущие визиты.
— Опять с животом? — бывший капитан поднял взгляд. — Совсем он тебя заездил.
Издевательство упало на разгоряченную душу Стамеца и взорвалось гневом.
— Хватит! — резко закричал он, готовый чуть ли не в драку броситься. — Я делаю это ради мира во всей Вселенной, а не ради этого…
— О! — взгляд Лорки стал заинтересованным. — Мне даже интересно, что он сделал…
Стамец открыл было рот, чтобы ответить, но Габриэль жестом остановил его и предложил присесть.
— Подожди, дай угадаю… Что-то с технологией спорового привода, — бывший капитан на секунду задумался. — Он передал технологию какой-то цивилизации, не посоветовавшись с тобой… Делаю ставку на загадочный Доминион. Угадал?
Пол сел на предложенный стул и пораженно уставился на Лорку.
— Это было ожидаемо, Пол, — Габриэль посмотрел ему в глаза, и положил свою ладонь поверх руки Стамеца, лежащей на столе. — Я уже говорил вам, что Хью мыслит совсем другими стандартами. Для него ваш гуманизм, ваши представления о честности, ваша любовь — это пустой звук. Сама его природа настолько отличается от нашей с вами, что ему никогда не понять нас.
— Но ведь вы же видели, что он делает! — резко сказал Пол и выдернул свою руку, пряча ее под стол. — Вы были на Соувецке вместе со мной! Это идеальный мир. Это счастливые люди…
— Эти люди не в состоянии себя защитить! — тон Лорки стал жестче. — Они выросли в тепличных условиях, не готовые к реальному миру! Эта планета — просто игрушка, которую Хью приготовил, чтобы впечатлить вас.
Пол сжал кулаки под столом. Лорка повторял его собственные мысли, и это пугало и злило одновременно.
— По вашему в Федерации дела обстоят лучше? — неуверенно спросил Стамец. — Простые люди там вообще ничего не решают. Я не мог распоряжаться даже собственным изобретением.
— Ничего не изменилось, — экс-капитан ухмыльнулся, и Пол сжал челюсти.
— Теперь я могу делать мир лучше, а не только воевать, — сквозь зубы произнес он.
— А вы так уверены, что-то, что предлагает Хью — действительно благо? По прежнему уверены? — Лорка вопросительно приподнял бровь. — Не думаете, что это чувства застилают вам глаза?
— Я руководствуюсь не чувствами, а здравым смыслом! — зло проговорил Стамец. — Его идеи правильны. И он всё объяснил. Он прав. И ему — виднее. Он может видеть все варианты развития событий. Мы по сравнению с ним — просто обезьяны, которые не способны принимать решения. Мы действуем только под влиянием гормонов и комплексов. Может быть, вы и хотите остаться такой обезьяной? Я — нет. Я хочу изменить себя и весь этот мир. И поэтому я рядом с Хью.
— Гормоны? — Лорка снова ухмыльнулся. — Хотите сказать, ваш Хью им не подвержен? Он населил целую планету людьми, похожими на своего любовника. Интересно, чем он руководствовался?
— Я ни разу не говорил, что он идеален, — резко бросил Пол и вдруг осознал, что это правда. Он не считал Хью идеалом. Никогда не считал. — Но то, к чему он стремится. Это — идеально. То, что я видел на Соувецке. То, что я видел на Миколии. То, что он сам показал мне в своем сознании. Это — истинно. И это благо. И я хочу принести это благо во всю вселенную. И, если для этого я должен быть рядом с ним, то я буду. Не смотря ни на что.
Стамец резко встал и вышел из каюты, не оставляя себе искушения послушать ответные аргументы Лорки. Он был уверен в своем решении и не хотел, чтобы кто-то продолжал манипулировать его сознанием, используя человеческие слабости.

Пол отправился в каюту, но не смог даже сесть на кровать, продолжая нервно мерить шагами комнату. В дверь позвонили.
— Кто? — резко спросил Стамец. Он не представлял, кого могло принести к нему сейчас, но это явно было что-то важное.
— Это я, дорогой, — послышался за дверью голос Хью. — Ты не будешь против, если я зайду?
Пол остановился в недоумении. Это была их общая каюта. И то, что Калбер просил разрешения войти, удивительно походило на извинение.

Стамец молча нажал на кнопку, и Хью прошел в каюту. Между ними повисло тяжелое молчание. Калбер опустил глаза.
— Ты — не бог, — вдруг произнес Пол.
— Я говорил тебе об этом, — тихо ответил Хью.
— Мы не сможем спасти всех, — Стамец глубоко вздохнул.
— Трехмерные существа… люди… вы очень сложные, — ответил Калбер. — Можно представить себе идеал человека. Но этого идеала пока не достигла ни одна из трехмерных рас… Один из земных философов сказал: «Человека еще нет, но его силуэт уже ясно вырисовывается на горизонте». Этот силуэт я увидел в тебе, Пол.
Щеки Стамеца залила краска, но он ничего не ответил, и Хью продолжил:
— Мы не сможем насильно утащить всех за собой в светлое будущее… Но мы постараемся поднять каждого. Да, среди людей есть и всегда были те, кто ставит свои личные капризы выше всего остального. Но есть и те, кто действительно хочет изменить мир. А есть и откровенные враги, готовые разрушать цивилизации, руководствуясь личными интересами.
— Ты тоже многое разрушил, Хью, — тихо сказал Пол.
— Я никогда не руководствовался личными интересами, — ответил Клабер. — У меня их просто нет. Ты — мой единственный личный интерес, и моя единственная слабость. Я никогда не хотел потакать ей. Возможно, поэтому я иногда допускал ошибки в общении с тобой.
— Мне кажется, тебе не стоит об этом думать, — ответил Стамец и посмотрел в глаза возлюбленного. — Наши цели гораздо важнее, чем мои обиды или непонимание.
— Я не хотел причинить тебе боль, — Хью прикоснулся к щеке Пола так осторожно, будто боялся спугнуть. Но Стамец не отстранился.
— Считай, что я простил тебя, — взгляд Пола оставался холодным, но он ближе прильнул щекой к ладони партнера и закрыл глаза. — Я буду рядом столько, сколько понадобится.
— Я постараюсь быть внимательнее к тебе, — пообещал Хью. — А еще… Сегодня же капитан Лорка улетит отсюда на собственном корабле.
Пол неожиданно громко, почти истерично, рассмеялся, чуть ли не согнувшись пополам.
— Ты неисправим! — прокричал он, вытирая выступившие от смеха слезы.
— Он не поймет, пока сам не попробует, — серьезно сказал Хью. — Некоторым людям мало увидеть или услышать. Им нужно самим принять участие, «потрогать руками», чтобы понять…
— Как скажешь, — успокаивая смех сказал Стамец. — Навигаторы готовы?
— Я обучал их, когда ты спал, — ответил Хью. — Я думаю, сегодня ты сможешь поговорить с нашими детьми, дорогой.
— Поговорить? Ты серьезно? — на лицо Пола вернулась привычная воодушевленная заинтересованность. — И ты молчал?! Бежим скорее, — он схватил партнера за руку, потянув из каюты.

В этот момент Хью понял значение земной фразы: «словно камень упал с души». Он снова недооценил своего возлюбленного и его верность их общим идеалам. И снова убедился в том, насколько правильный выбор сделал когда-то.




@темы: фанфик, калмец, дискавери